LE Blog

Инженер с поэтической душой

01.01.2018 firtree_right Декабрь

В детстве, в один прекрасный день я узнал, что «зонтик» по-украински будет «парасолька». Это слово сразу поразило меня в самое сердце. Сильно позже обнаружились истоки: «парасоль» — это зонтик от солнца по французски. Для дождя у них есть «параплюи». Дословно «против дождя». Как и в немецком, есть «зонненширм», а есть «регенширм». В португальском есть «гуарда-сол» и «гуарда-шюва». Слова описывают свою функцию на том же языке. Но парасолька не давала мне покоя. Как так, почему такое странное заимствование? Залез в этимологический словарь про русский зонта: оказывается, это из голландского «zonnedek». Буквально, «защита от солнца». То есть, в русском тоже парасолька, ещё и «ик» стало суффиксом. Стало интересно, а что же в английском? Полезли с Ирой в словарь. А это, оказывается, от латинского «umbra» – «тень». То есть, у англичан — и, кстати, у итальянцев — тоже парасолька! Полагаю, что заимствование всегда происходило до того, как устройство можно было применять от дождя. Когда материалы и технологии дозрели, те, кто слово заимствовал, а не сам составлял, продолжили его использовать. Однако, в английском со временем появилось другое специальное слово для зонта от солнца — «parasol». Язык один, а парасольки — две!

rain

Сейчас код, который я пишу, как правило, смотрит ещё как минимум два человека. Сам я тоже смотрю в два раза больше кода коллег, чем пишу сам. По-нашему называется «код ревью» или «просмотр кода». Друзья, это совершенно другое измерение! Возможность всё обсдуить, задать и получить вопросы полностью меняет манеру программировать. Взгляд человека, не погружённого в задачу, а значит и взгляд меня из будущего, стал частью процесса. В свете этого опыта кажется, что писать проекты в одиночку — это всё равно как глухому учиться разговаривать. Очень трудно. Выходит коряво. Усилий можно бесконечно затратить. А те, кто не понимают, только добавляют фрустрации. Теперь же, как будто новое чувство открылось. Результатами доволен.

♯♯♯

Развиртуализировал виртуальное знакомство длиной в 8 лет. Очень рад. На смену тревожному поиску совпадений контекстов приходит удовольствие от этих самых контекстов разницы. Место невротического желания понравиться постепенно занимает фокус на своих впечатлениях. Воодушевляет. Знание, что всегда есть место, где я могу укрыться и отсидеться бесконечно долго, делает меня более контактным.

♯♯♯

Недавно прочитал новость, что во Франции хотят запретить приносить в школу мобильные телефоны. Когда я приехал туда в 2001 году, в рекламах в кинотеатре все писали свой адрес Минител, наряду с телефоном. Была такая сеть до интернета там со своими устройствами для поиска информации и связи. Компьютер, байт и файл там называются «ординатёр», «октет» и «фищье». Сейчас мне это кажется бесконечно трогательным. Наличие глобальных сетей и возможность мгновенной информационной прозрачности сами по себе не приводят к синхронизации картин мира. Картины мира умеют защищаться.

♯♯♯

В моей любимой гуляшной есть русская официантка. О том, что она из России, поведал мне хозяин-венгр. Но с тех пор так и обращаюсь к ней по-английски. О чём через какое-то время поведал сдавшему её коллеге. Выяснили с ним, что не я один поддерживаю этот смешной этикет. Если спросить у человека, откуда он, и, если он ответит, сказать ему пару слов на ломаном его языке то это приятно и весело. А если услышать или узнать, как кто-то говорит на понятном языке (не английском — это важно) и обратиться на нём, то это ощущается как вторжение в личное пространство.

25.12.2017 firtree_right 2017

Основным событием года я бы назвал переезд в Берлин. Смена страны проживания — это, прежде всего, испытание для организма, а уже потом достижение чего-либо. Под конец года окончательно разрулил все бумажные дела, и встречаю праздники с лёгким сердцем и тяжёлыми пачками документов. Бюрократии я не боюсь. Более того, осознанно выбрал страну, в которой это основной способ делать дела. Здесь в Икее есть целый огромный отдел только с ящиками для бумаг. Однако, оказалось, что невозможно заниматься ни хобби, ни какими-то новыми делами, пока не решены базовые легальные вопросы. Такая пирамида Маслоу для стран первого мира: невозможно пойти на выставку, пока не решён вопрос с категорией разрешения на проживание. Наконец-то всё в порядке.

"сахарок"

Самая удивительная трансформация за год связана с сахаром. В какой-то момент остеопат сказала, что мне теперь будет меньше хотеться сладкого. Не знаю, что на самом деле запустило или поддержало процесс: слова как внушение, собственно остеопатия, переезд и/или вызванная им смена диеты, февраль в швейцарской деревне или что-либо ещё. Специально я себя не заставлял и ничего не ожидал, фильмов о вреде или пользе сахара не смотрел, но совершил неожиданные открытия:

  1. Абсолютно не понятно стало, как я мог есть настолько сладкое в таком количестве всю свою жизнь.
  2. Практически перестал потеть. Я бы даже не заметил, если бы недавно не заточил печенек и не вернул былую динамику где-то на день.
  3. Аллергия на холод стала значительно слабее. Могу быть на ветру и под дождём в разы дольше.
  4. Это под большим вопросом, чем всё предыдущее, но, приступы мигрени стали заметно реже.

Сказать, что я ошеломлён — это ничего не сказать. При этом, конечно, причинно-следственные связи точно установить не могу. Может быть, сначала что-то ещё произошло, что вызвало изменения физиологии и повлекло уменьшение тяги к сахару. Вскрытие покажет.

"1"

Год получился про одиночество. В хорошем смысле этого слова :). Меня одновременно к людям тянет, и одновременно отталкивает. Всегда, после любой тусы, мне потом нужно побыть одному. В этом году стало однозначно ясно, что это не про людей вообще — не про вас, дорогие мои, — все эти метания, а про меня. Когда всё внимание направлено к окружающим — близким и далёким — с тем, чтобы стать к ним поближе, или подальше, сам я оказываюсь как-то подзаброшен, не у дел. Оно и понятно. Ведь большую часть жизни, я бы с собой дела иметь не стал, а на улице сделал бы вид, что не знаком. Но стоило узнать себя чуть получше, как оказалось, что мужчина я вполне себе интересный, хоть и весьма противоречивый. Регулярно полноценно бывать наедине с собой — это то, чему я бы хотел, чтобы меня обучили ещё в школе.